Надежда Феденко. Филолог и журналист. Пишет на русском и итальянском языке

Филолог и журналист - две, скажем так, содержательные профессии. Надежда, рада возможности узнать о вас и вашем опыте больше, уверена, что наши читатели будут не менее заинтересованы в изучении вашего интервью. Вы сами специализируетесь на подготовке интервью с топовыми персонажами итальянской культуры. Почему вам это импонирует? Что именно стало ключевым в жизни или работе при выборе этого направления? Какие ваши последние статьи вышли в свет?

Если бы пять лет назад мне кто-то сказал, что я буду без страха говорить на итальянском и, малого того, даже писать на этом “языке любви”, я бы просто покрутила пальцем у виска.
А между тем, все начиналось с любви (ну, конечно, куда же без нее в Италии!). Помните, как пустели улицы во время показа по центральному телевидению  сериала “Спрут”? Ольга Камастра, Коррадо Каттани, Антонио Эспиноза, Тано Каридди - эти имена звучали для меня и моей сестры, как музыка. Представьте себе, какие эмоции я испытывала, когда в прошлом году говорила с самим Микеле Плачидо на фестивале в Ростове!

Кстати, так интересно, что у меня, оказывается, похожая история с потрясающей Мариной Васильевой. Она тоже рассказала в одном из своих интервью, что “Спрут” повлиял на нее.

Я, естественно, прошла все стадии погружения в italiano.

  • фанатичная влюбленность в итальянский язык, подкрепленная итальянской эстрадой 90-х, песнями Челентано, Тото Кутуньо и Джанни Моранди, которые слушали наши мамы;
  • килограммы книг, прочитанных на литфаке - Петрарка, Боккаччо, Данте Алигьери;
  • аморе, аморе, а потом лихорадочное метание из стороны в сторону в поисках какого-нибудь приличного и "быстрого" вводного курса, чтобы говорить с предметом твоей любви на одном языке, и чтобы это, желательно, был не только язык любви;
  • великолепный Дмитрий Петров и программа “Итальянский за 16 часов” на канале “Культура” (о, да, эти спряжения неправильных глаголов по ночам);
  • общение с носителями.

Первый заплыв в языковую среду окончился плачевно. Я просто-напросто сбежала. В одном из магазинов я было открыла рот для вопроса, но в предательском мозгу вертелось почему-то только одно-единственное слово  questo («это»). Тут же дорисовалась и вся остальная картинка – как я, изучавшая итальянский несколько месяцев, тыкаю пальцам в сыры, издавая одно только слово.

Преодолев страх открыть рот, меня поджидала еще одна проблема - диалекты! Оказывается, повторяя за мои неаполитанским окружением их бесконечные “шшш”, я даже не подозревала, что это никакой не официальный язык, а неаполитанский, napoletano.

 

И как вы стали продвигаться в профессиональной среде? Расскажите про ваши интервью с известными рестораторами?

В общем, вот так, методом проб и ошибок, я начала понемногу разговаривать на новом языке, смелеть и знакомиться с коллегами, читать интересных людей в Фейсбуке, заводить знакомства.

Так родилась серия интервью для российского журнала “Ресторановед”. Самый знаменитый сицилийский повар, обладатель мишленовских звезд Чиччо Султано (Ciccio Sultano), шоу-стоппер и король флорентийского стейка Дарио Чеккини (Dario Cecchini), Микеле Кондурро (Michele Condurro), владелец исторической неаполитанской пиццерии “Да Микеле”, в которой снимали ту самую сцену из фильма с Джулией Робертс по роману Лиз Гилберт “Есть. Молиться. Любить”. Помните, героиня говорит, что Неаполь - родина пиццы. Лучшая пицца - в “Да Микеле”, значит, эта пиццерия  - лучшая в мире? Так вот, та самая пицццерия, те самые крошечные два зальчика и самая крутая пицца в мире.

Поскольку “Ресторановед” - это журнал для профессионалов ресторанного бизнеса, то меня, прежде всего, интересовали бизнес-вопросы. И каждому из моих героев я задавала один и тот же вопрос: «В чем главный секрет итальянской кухни?»

Я ожидала любого ответа. Я думала, что сейчас услышу рассказы о том, как важно быть профессионалом, о маркетинговых задачах, о марже и продвижении, то есть то, что так на слуху у нас, ну о рецептах, в конце концов. И каково же было мое удивление, когда я от каждого из них услышала один и тот же ответ:

«В чем главный секрет? Это любовь. К жизни, животным, растениям, людям, к искусству, ко всему прекрасному. Самое главное, что питает и дает тебе силы жить – это любовь к своей земле, которую когда-то поцеловал Бог, на которой ты родился и живешь».

«Ребята», - подумала я, - «Вы сговорились? Это невозможно, чтобы три разных человека говорили одинаковыми словами!».

А потом я поняла. Еда – это не просто инстинкт, для итальянца - это фундамент, сила для жизни и вдохновение, вот почему каждый раз разговор выруливал к жизненным ценностям, блюдам, которые когда-то готовила mamma и местам, где родился и жил.

Интервью с Дарио Чеккини (Dario Cecchini) в журнале “Ресторановед”, самым “звездным” мясником Италии из Панцано ин Кьянти (Флоренция).

 

Вы по сути профессии пишете много текстов. Поделитесь своими секретами. На что рекомендуете обращать внимание при написании, какие важные моменты не упускать в работе, сколько времени в день уделять тем, кто только начинает свой путь к копирайтингу, журналистским статьям?

Помните, Малькольм Гладуэлл говорил о правиле 10 000 часов? Есть, конечно, и другие версии, что не нужно упахиваться, достаточно “искры” или “чутья” или еще чего-то. Честно говоря, я отношусь к тому импульсивному типу людей, которые мгновенно влюбляются по уши, тут же загораются и хотят всему миру, не меньше, рассказать о своем открытии, но при этом так же быстро гаснут, удовлетворяясь быстрым успехом.

Поэтому всю свою взрослую жизнь я работаю над тем, чтобы научиться методично пахать, день за днем, ставить цели и достигать их, не распыляясь на кучу яркого, классного и интересного.

Почему я рассказала эту историю? Чтобы писать, ты должен писать. Банально, но без тренировки тела, ты не сможешь взять высоту. Так и здесь - сперва тебе страшно, потом ты ваяешь шедевр, потом оказывается, что это вовсе не шедевр, а ужас ужасный, за который стыдно, и ты повторяешь путь классиков, уничтожая доступные тебе экземпляры. Потом ты начинаешь изучать теорию, читать топов, исследовать и копировать чужой опыт и кропать понемногу.

И так, шаг за шагом - ты начинаешь чувствовать собственную писательскую гибкость, сперва робко, потом увереннее. Все это не отменяет периодических приходов музы, когда тебя в прямом смысле “прёт”, или провальных моментов, когда тебе кажется, что все, финита ла комедия, ты исписался и пора менять профессию.

 

С какими сложностями сталкиваетесь в процессе создания текста сами? Есть ли у вас какая-то формула успеха. Знаю, у вас свои мастер-классы по писательскому мастерству. Какие три важных шага должен сделать человек, чтобы научиться слова складывать в изящные и информативные предложения?

Формула успеха? Я бы перефразировала. Наверно, это не формула, а приемы, когда ты, как Мюнхаузен, буквально начинаешь тащить себя за волосы из болота. Это, скорее, приемы самоподдержки:

  • если нападает ступор, игнорировать, брать и писать чушь, все, что идет потоком сознания, эдакий писательский фрирайтинг. Самое главное - сбить вот это заграждение внутри себя, которое не дает тебе шансов написать первое слово. Есть много классных советов по этому поводу - представить, что ты пишешь письмо бабушке или подруге, или дать себе обещание, что ты будешь писать только пять минуток. Как правило за это время заграждение рушится и ты начинаешь работать;
  • читать, читать и читать, знаете, есть такие слова “насмотренность”, “намоленность”. Так вот, нужно сформировать определенный уровень начитанности, когда ты можешь видеть ассоциативные связи, считывать стиль, находиться в читательском поле.

 

Что о вас говорят ваши ученики? Нравится ли вам преподавать? Насколько на ваш взгляд насыщена ниша копирайтинга, писательства?

Сейчас, конечно, грех оставаться в неведении, когда есть великолепные авторы нон-фикшн, топовые коллеги, которые многое выкладывают в открытый доступ. Искать, читать, руководствуясь здравым смыслом.

По поводу учеников - это длинная история.

Я начинала свою профессиональную деятельность в 2000 году. Я преподавала русский язык и литературу так называемым трудным подростками, ребятам из социально неблагополучных семей, учащимся в спецшколе. Некоторые из них состояли на учете, другие вели асоциальный образ жизни, не имели родителей, не посещали школу, жили в жутких бытовых условиях, многие из них уже были совершеннолетние, чуть ли не мои сверстники.

То есть вы понимаете, на них не действовали стандартные угрозы. Они запросто могли сказать, мол, а зачем изучать Ломоносова или Радищева, какой от них прок?

Вот в таких полевых условиях в самом начале 2000-х, когда не было еще не то, чтобы форумов или соцсетей, а и повсеместного Интернета, приходилось придумывать способы заинтересовать литературой и языком. Один из них - это делать из неприкосновенных памятников живых людей.

Например, мы оставляли учебники в сторону, садились кружком и начинали разговаривать про то, как вообще могла приключиться такая история с Дубровским, почему Троекуров оставался безнаказанным и действительно ли он раскаялся? В таких разговорах отсутствовали термины, литературоведческие цитаты и традиционные школьные вопросы в духе “Какая здесь тема и что хотел сказать автор”.

Я иногда могу быть не только всепонимающей и вдохновляющей, но и “злым полицейским”, иногда поднажать, но в целом, я прекрасно понимаю, что популярные нынче так называемые “волшебные пинки” - не более, чем метафора.

По сути дела, какой пинок мы даем? Моя задача - дать не пинок, а инструменты, показать, как ими пользоваться, если речь идет о молодежи - помочь сформировать им культурное поле, научить выражать свои мысли, видеть структуру.

 

Какие 4 фильма советуете посмотреть тем, кто хочет вдохновиться и настроиться на плодотворную работу с новостями, статьями и др.

Все же я больше не про формулу AIDA или 5 секретов продающих текстов, а про нас самих, про литературу, про жизнь. Поэтому в моем списке будут и книги. Обычно я читаю по несколько книг разом, поэтому моя прикроватная тумбочка в этом месяце выглядит так:

  1. Уильям Зинсер “Как писать хорошо. Классическое руководство по созданию нехудожественных текстов". Одна из лучших вещей для писателей нон-фикшн. Читать обязательно с карандашом в руках.
  2. Владимир Набоков. Когда я чувствую, что мне сложно выпутаться из копиратерской рутины, и я начинаю дублировать сама себя, то я устраиваю себе вот такой литературный отпуск. Я беру любое произведение Набокова - неважно, стихи или проза, роман, письмо или рассказ и просто ныряю туда с головой. Погружаюсь в набоковскую магию, наслаждаюсь стилем, образами, тем, как он находит эти немыслимые формулировки, от которых ты сходишь с ума. Для меня это как плодотворная почва, то самое пространство, где рождаются мои собственные смыслы.

Помните, модернистский текстовой треугольник, где есть писатель, читатель и текст. И каждый элемент вступает в собственные отношения с другим, вследствие чего происходит рождение новых смыслов и образов.

Вот набоковский текст для меня - это абсолютно живое существо, с которым я коммуницирую, от которого я беру энергию и новые силы.

  1. Мое абсолютное открытие - Garry Keller “The One Thing”. Очень крутая вещь для тех, чья производительность страдает от многозадачности. Концентрация, концентрация и еще раз концентрация на одной вещи, самой главной.“Efficiency is doing the thing right. Effectiveness is doing the right thing”.

Фильмы... Я такая хаотичная киноманка, смотрю бессистемно, "западаю" на хорошие сценарии и актерскую харизму.

  1. “Бассейн” Франсуа Озона с просто умопомрачительной Шарлоттой Ремплинг, в которую я влюбилась окончательно и бесповоротно в “Ночном портье”. Простой ясный сюжет и столько загадок, столько крючков, за которые сценарист и режиссер держат зрителя до самого последнего момента.
  2. Триер, Триер, Триер. Две вещи могу выделить сразу: “Рассекая волны” и “Нимфоманка” обе части. Это тот случай, когда тебя прет абсолютно от всего - картинка, сценарий, режиссура, актеры, музыка, собственные зашкаливающие эмоции. Кстати, “Нимфоманку” нужно смотреть до самой последней секунды. Именно там вам Триер взорвет мозг, обещаю.
  3. “Великая красота” Паоло Соррентино. Этот фильм я могу смотреть бесконечно, как и все, что делает гениальный Тони Сервилло, сыгравший главную роль писателя Джепа Гамбарделлы.

Кстати, я перевела одну из сцен “Великой красоты” для сообщества, посвященого Паоло Соррентино, почитать можно тут.

“Мне суждено было стать чувствительным.

Мне суждено было стать писателем.

Мне суждено было стать Джепом Гамбарделлой”.

Ну посудите сами, как в это можно не влюбиться?

 

Нравится ли вам путешествовать? Как проводите свободное время?

Свободное время, а что это такое? Если серьезно, иногда нужно все бросить, взять детей и просто пойти в ближайший парк и погулять, иначе дела не заканчиваются, и ты рискуешь просто выгореть. Очень помогают организовать свой быт дети, с ними невозможно проснуться, взять чаю в постель и писать до вечера в кровати. Уроки, домашние дела, организация быта помогает упорядочить и работу.

 

Благодарю вас за интервью. Желаю совершенствоваться в работе, положительных отзывов и удовлетворения от создания текстов, которые хочется перечитывать.

 

      Интервью подготовлено Главным редактором — Эльмирой Исяновой

 

62
|
02.12.2017
|

___________________________________

Кейс в деталях от PayPal LessBiased

14.01.2018

Анна Либер, владелица творческой студии, рассказала о бизнесе с креативщинкой

14.01.2018

Не упустите шанс приобрести эксклюзивный книжный бокс по пиару и копирайтингу

14.01.2018

29 января начинается текстовый квест #текстоквест_pro "PRoЭкспертные тексты"

14.01.2018

Подписка на рассылку

Спасибо, что вы нас читаете! Ждите скоро актуальные новости на почту.

 
Как вы узнали о нашем сайте?
  • Голоса: 0%
  • Голоса: 0%
  • Голоса: 0%
  • Голоса: 0%
  • Голоса: 0%
  • Голоса: 0%
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос:

Хотите узнать, какая креативная профессия вам идеально подходит?

Пройти тест
prtoday.png

 

PRtoday 2017 © Все права защищены
Использование материалов сайта
разрешено только с согласия
правообладателей.

Пожалуйста опубликуйте модуль в позиции offcanvas.